Статьи Ю. Навроцкого

Образование ИвдельЛага НКВД СССР

Юрий Навроцкий

Начиная главу о образовании ИвдельЛАГа, я считаю необходимым краткое рассмотрение темы, что же представлял собой Ивдельский ЛПХ, на базе которого в августе 1937 года был создан один из самых крупных лагерей лесной промышленности ГУЛАГа НКВД СССР. Еще в 1925 году в Ивдельском районе был открыт участок Пермского «Камуралбумтреста» (КамУралЛеса), задачей которого было направленно на эксплуатацию лесных ресурсов Северного Урала. Трест закупил с торгов в Ивдельском лесничестве 10 тысяч десятин леса. Чтобы развернуть лесозаготовки, вывозку и сплав древесины, нужны были людские ресурсы, гужевой транспорт и лошади. Трестом проводилась вербовка людей на лесоповал и лесосплав, возчиков с лошадьми на трелевку леса в Петрокаменском, Махневском, Гаринском, Верхотурском и других районах Уральской области. Прибывали в Ивдель люди с лошадями и без лошадей, по вербовке и самотеком. В 1929 году Ивдельским лесоучастком было заготовлено и вывезено более 140 тысячи кубометров древесины, а на лесозаготовках было занято 704 человека. В 1929 году лесоучасток был превращен в Ивдельский ЛПХ, а в его составе образованы пять лесозаготовительных участков, удаленных от районного центра и конторы на большие расстояния. От села Никито-Ивделя Юртищенский участок располагался за 20 верст, Кедровский — за 30, Черноярский и Талицкий — 60 верст. Дальше всех находился Бурмантовский участок, расстояние до которого составляло 80 верст. Какая-либо механизация на лесоучастках отсутствовала, основными орудиями был топор и поперечная пила, а тягловой силой на трелевке — лошадь. Заготавливаемый в Ивдельском районе лес сплавлялся весной и летом по рекам Ивделю и Лозьве в реку Тавду. Рабочая сила, навербованная в других районах, а также продовольствие и фураж с перевалочной базы в Надеждинске поступали либо по Богословско-Сосьвинской железной дороге до станции Вагран (ныне пригородный поселок города Североуральска), либо до станции Старая Сама (40 верст от села Никито-Ивдель). От этих станций грузы и люди следовали до места назначения гужевым транспортом. К ноябрю 1929 года в Ивдельском леспромхозе сложилась критическая ситуация — план лесозаготовок по итогам весенне-летнего сплава был сорван по причине того, что многие из завербованных к месту работы не прибыли, а хлеб и фураж доставлялся крайне нерегулярно. На пристанционных складах Ваграна и Старой Самы скопилось 67 тысяч пудов грузов, 45 тысяч пудов из которых предназначалось леспромхозу. Чтобы вывезти эти грузы требовалось 600 лошадей, а в наличии было только 150 коней и 100 саней. Созданная районными властями и представителями треста «УралЛес» чрезвычайная комиссия в ходе обследования конного двора леспромхоза установила, что лошади содержатся под открытым небом, уход за ними неудовлетворительный, кормов нет, трудовая дисциплина среди конюхов, и в целом в леспромхозе, низкая. 60 процентов рабочих не имели пил. На лесоучастках своего фуража не было совсем, конское поголовье держалось за счет привозного. Овес доставляли с железнодорожных станций, а сено везли с деревень Лача и Митяево, расположенных по реке Лозьва в 40-60 верстах от Ивделя. Пока сено довозили до отдаленных участков, вместо возов оставались почти голые сани. Из-за бескормицы возник значительный падеж лошадей. После рассмотрения выводов чрезвычайной комиссии в Уралобкоме и облисполкоме, было принято решение о привлечении к работе на лесозаготовках в Ивдельском ЛПХ лагерного контингента. Так в поселке Самский Рудник, территориально относящемся к Надеждинскому району, в 1929 году возник пункт трудколонии «Ураллага», имевшего лагерные отделения на Воронцовском руднике, деревнях Коптяки, Таньша, Ивонино, Даньша и 80 кв. Петропавловского РЛПХ (НТФ ГАСО, Ф.21, Оп.1, Ед. хр.1221). Заключенные лагерного отделения в Самском руднике, просуществовавшее предположительно до 1934 года, были заняты транспортировкой гужевым транспортом грузов, преднозначенных для Ивдельского ЛПХ по Петропавловскому тракту, на содержании конного двора при ж.д. станции, а, кроме того, Самский рудник являлся пересыльным пунктом для осужденных, направляемых на лесозаготовки в Ивдельском районе (Екатерининка, Лангур, Белая речка). Кроме лагерного контингента, на лесоучастки Ивдельского ЛПХ направлялись спецпереселенцы из числа кулацкой ссылки. Значительное количество раскулаченных было размещено в деревнях по реке Лозьва: от Першино до Понила, где они занимались заготовкой сена, посевами овса и сбором дикоросов. До середины 30-х годов объемы лесозаготовок не превышали 200 тысяч кубометров за сезон. Даже внедрение лучковой пилы (так называемой «стахановки») и ледяных дорог не давали значительного роста производительности труда. На балансе Ивдельского ЛПХ числился небольшой двухрамный лесозавод в лесоотделении Палкино, оборудование которого к лету 1937 года было сильно изношено, лесопилка работала сезонно с крайне низкой производительностью. Вывоз пиловочника с Палкинской пилорамы производился гужом в зимнее время. Известно, что директор Ивдельского ЛПХ Борисенко Андрей Игнатьевич 1885 г.р., уроженец деревни Коптелово Алапаевского уезда, 27 июня 1936 года был снят со своей должности и арестован органами НКВД, а 29 октября 1936 года — осужден на 5 лет ИТЛ и дальнейшая его судьба не известна. По мнению Ивдельских краеведов А.Г. Борисенко (Борисихин) являлся участником штурма Зимнего дворца в октябре 1917 года, что, однако, не нашло до настоящего времени документального подтверждения.
О том, что первые заключенные на территории Ивдельского района появились до августа 1937 года сведетельствует анкеты Ивдельского «Мемориала» на гражданина Серебренникова Ивана Ефимовича 1908 г.р. уроженца деревни Усть-Торгаш Красноуфимского уезда, заключенного Ивдельского ИТЛ который был арестован 3 августа 1937 года, а также на гражданку Бабину Любовь Львовну 1883 г. р. уроженку села Елизаветинское Тагильского уезда Пермской губернии, русскую, неграмотную, беспартийную, имевшую мужа Бабина Ивана Петровича 1873 г.р., заключенную Ивдельского ИТЛ. Арестованную 10 июля (по другим сведениям — 27 июля 1937 года) и осужденную 10 октября 1937 года на 10 лет ИТЛ. Можно полагать, что осужденные, прибывающие в Ивдельский район в июле-августе 1937 года, временно размещались в спецпоселениях и трудпоселках. Кроме того, на момент прибытия в село Ивдель бригады сотрудников НКВД СССР для организации Ивдельского ИТЛ, в Ивдельском районе и спецпоселениях Белая Речка, Северная Сама, территориально относящихся к Надеждинскому (Кабаковскому району), были произведены аресты среди местных жителей и административно-ссыльных. По сведениям, которым располагал Ивдельский «Мемориал», эти аресты носили массовый и организованный характер. ИвдельЛаг НКВД СССР был ровесником «Большого Террора» 1937 года и являлся его порождением. 31 июля 1937 года решением Политбюро ЦК ВКП(б) был утвержден представленный НКВД проект оперативного приказа № 00447 от 30 июля 1937 года о репрессировании бывших кулаков, уголовников и антисоветских элементов. Подлежащие репрессиям лица, отнесенные ко второй категории («менее активные, но все же враждебные элементы») подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет. Для организации новых лесозаготовительных лагерей Политбюро ЦК ВКП(б) требовало от Наркомлеса немедленно передать ГУЛАГУ НКВД необходимые для промышленного освоения лесные массивы, в том числе организуемому Ивдельскому ИТЛ — в Свердловской области. Кроме того, Наркомлес обязали выделить в распоряжение ГУЛАГа 10 крупных специалистов по лесному хозяйству и передать ГУЛАГу 50 выпускников Ленинградской Лесотехнической Академии. От Госплана СССР, ГУЛАГа НКВД и Наркомлеса потребовали разработать и представить на утверждение в СНК СССР в 20-ти дневный срок планы организации лесозаготовительных работ, потребной для этой цели рабочей силы, необходимых материальных ресурсов, денежных средств и кадров специалистов; определить программу лесозаготовительных работ этих лагерей на 1938 год. ГУЛАГу НКВД из резервного фонда СНК СССР решено было выделить авансом 10 миллионов рублей на организацию лагерей и на проведение подготовительных работ, с учетом использования осужденных в 3 и 4 кварталах 1937 года для производства подготовительных работ к освоению программы лесозаготовок на 1938 год. Обкомам и крайкомам ВКП(б) и ВЛКСМ тех областей, где организуются лагеря, было предложено выделить в распоряжение НКВД необходимое количество коммунистов и комсомольцев для укомплектования административного аппарата и охраны лагерей (по заявкам НКВД). Наркомат Обороны обязывался призвать из запаса РККА 240 командиров и политработников для укомплектования кадров начсостава военизированной охраны вновь формируемых лагерей, а Наркомздрав — выделить в распоряжение ГУЛАГа НКВД для вновь организуемых лагерей 150 врачей и 400 фельдшеров. В соответствии с решением Политбюро ЦК ВКП(б) и во исполнение постановления Совета Народных Комиссаров Союза ССР № 1244-286сс от 1 августа 1937 года об организации в системе НКВД лесозаготовительных лагерей, Приказом НКВД СССР № 078 от 16 августа 1937 года был утвержден список из 7 новых исправительно-трудовых лагерей реорганизованного Лесного отдела ГУЛАГа НКВД, в том числе и ИвдельЛага. Начальником Ивдельского ИТЛ данным приказом был назначен З. А. Алмазов. Начальнику ГУЛАГа предписывалось организовать подготовительные работы с расчетом приема к 1 октября не менее 5 000 человек заключенных в каждом лагере, обеспечив их жилищем (палатками), банями, кухнями. Работы 4-го квартала 1937 года требовалось организовать с учетом приема к 1 января 1938 года не менее 15 000 заключенных в каждом лагере с тем, чтобы с начала 1938 года лагеря приступили к основным лесозаготовительным работам. Начальнику ГУЛАГа НКВД предписывалось командировать бригады во главе с вновь назначенными начальниками лагерей, направив в пункты их организации палатки, инструмент, стройматериалы, обмундирование, продовольствие и предметы хозобихода. На начальника ГУЛАГа и начальников лагерей возлагалась обязанность организации режима и охраны организованных вновь лагерей так, чтобы с первого дня существования лагеря был обеспечен установленный режим и была бы исключена возможность побега из лагерей. Для укомплектования административного аппарата создаваемых лагерей Отдел Кадров НКВД по заявкам ГУЛАГа должен был командировать 120 сотрудников, а, кроме того, начальнику ГУПВО было приказано выделить 80 человек из числа среднего и старшего начальствующего состава для укомплектования охраны этих лагерей. Укомплектование административного и технического состава вновь образуемых ИТЛ возлагалось на начальников УНКВД краев и областей за счет кадров Крайкомов и Обкомов ВКП(б), а также территориальных организаций ВЛКСМ. На заместителя начальника ГУЛАГа дивинтенданта Плинера возлагалась задача создания курсов по подготовке низового техперсонала для новых лесозаготовительных лагерей. Ответственность за организацию лагерей, их охрану, создания должного режима в них, создание производственной обстановки, гарантирующей выполнение заданных им планов и подбор личного состава возлагалось на начальника ГУЛАГа НКВД и начальников НКВД краев и областей на территории которых создавались лагеря. Начальнику ГУЛАГа предлагалось к 1 октября составить планы работ каждого лагеря на оставшийся период 1937 года и на следующий 1938 год. (ГАРФ. Ф. Р-9401, Оп.1, Д.490, Л.219).
Первым начальником ИвдельЛАГа стал Алмазов (Алмазян) Завен Арменакович, который родился в 1898 году в армянском селе Аштарак. Происходивший из крестьянской семьи, Алмазян вступил в члены ВКП(б) в 1919 году. Имел неоконченное высшее образование, в органах ОГПУ-НКВД проходил службу с 1929 года. В начале 1929 года Алмазов (Алмазян) был назначен на должность заместителя начальника строительства треста «ВИШХИМЗ» (Вишерские химические заводы), осуществлявшие возведение Красновишерского целлюлозо-бумажного комбината и Березняковского Химкомбината силами ВИШЛОНа ОГПУ (Вишерского лагеря особого назначения), начальником которого с июня 1929 года по октябрь 1932 года был И.Г. Филиппов, а главную дирекцию ВИШХИМЗа в Москве возглавлял старый чекист Э.П. Берзин. Считается, что именно Алмазов выдвинул предложение о наименовании поселка строителей, расположенного в нескольких километрах от заводского поселка Вижаиха, Красновишерским. ЦБК был запущен в строй 31 октября 1931 года с большим опережением запланированных сроков. После образования треста «Дальстрой» («Колымзолото») и назначения Э.П. Берзина его директором, З.А. Алмазов работал в московском представительстве треста в должности помощника директора, а с конца 1932 года являлся по совместительству помощником начальника ГУИТЛ. С конца октября 1934 года назначен на должность помощника начальника Дальстроя в Магадане (бухта Нагаево). 16 декабря 1933 года приказом ОГПУ № 457 он был назначен помощником начальника ГУЛАГа «по совместительству с занимаемой должностью по тресту Дальстрой». С ноября 1934 года по июль 1935 года на время отпуска Э. П. Берзина Алмазов исполнял обязанности директора Дальстроя. За высокие достижения по добыче колымского золота был награжден Орденом Ленина (Указ Президиума ВС СССР от 22 марта 1935 года). С 4 декабря 1935 года приказом НКВД № 806 назначен начальником Беломоро-Балтийского комбината «с оставлением помощником начальника ГУЛАГа», а с 7 июля 1937 года старший лейтенант государственной безопасности Алмазов З.А. возглавил и Беломоро-Балтийский ИТЛ (Приказ № 937 НКВД СССР). Однако через неделю он был направлен на Север Свердловской области (Приказ № 1158 НКВД СССР от 13 июля 1937 года) для организации Ивдельского ИТЛ на базе одноименного леспромхоза (дела принял 16 августа 1937 года). В Ивделе Алмазов находился менее месяца и уже 4 сентября передал дела новому начальнику Ивдельского ИТЛ В.С. Белякову. Складывается впечатление, что в задачу Алмазова входила приемка на баланс НКВД СССР имущества Ивдельского ЛПХ и организация организационно-штатных мероприятий вновь образуемого ИТЛ. Главными задачами, поставленными перед новым учреждением ГУЛАГа, являлись размещение в Ивдельском районе 15-20 тысяч человек лагерного контингента, увеличение обьемов лесозаготовок и вывоза леса в 8-10 раз, а также строительство железной дороги широкой колеи Старая Сама-Ивдель. Структурно Ивдельлаг первоначально образовывался в составе четырех отделений на базе лесоучастков ликвидируемого леспромхоза, отдельного лагерного пункта «Палкино» и конвойного ОЛПа в Ивделе. Первое лаготделение называлось Юртищенским и включало в себя четыре лагерных пункта: Тальтия, Каменка, Горцуновка и Плотина. Отделение №2 именовалось Собянинским и состояло из шести лагпунктов: Талица, Шипичное, Пристань, Першино, Собянино и Толокнянка. Третье, Лангурское, отделение должно было объединить четыре лагерных пункта, а Самское отделение формировалось как пересыльный пункт и ОЛП подсобного хозяйства. В состав лагеря, по-видимому, были включены лесозаготовительные трудпоселки и населявший их спецконтингент. В ведение ИвдельЛАГа был передан лесной фонд площадью 1 млн. 301 тыс. гектар. Производственная база лагеря составляла 10 млн. 9 тыс. 700 кубометров леса. Под создание подсобных хозяйство лагеря выделялись посев­ные площади в 650 гектар в Ивдельском и Надеждинском районах Свердловской области, а также юго-западной части Березовского района Тюменской области. ИвдельЛАГу было выделено несколько автомашин «ЗИС-5», «ЗИС-13» и тракторов «ЧТЗ-60». Сотрудники ГУЛАГа, прибывающие в Ивдель, снимали частные квартиры у местного населения, используя под жилье бани и хозяйственные постройки. Штаб лагеря ютился в трех арендованных домиках по улице Данилова. Единственная общественная баня располагалась в пяти километрах от районного центра на прииске Красный Октябрь. Вместе с Алмазовым в Ивдель прибыли В.С. Беляков и С.М. Циклис, биографические данные которых будут приведены ниже. В конце августа 1937 года первые этапы заключенных начали прибывать в Ивдель через Петропавловск (Североуральск) и в поселок Старая Сама. Силами заключенных, размещенных в Самском ОЛПе, в сентябре 1937 года была начата прорубка трассы новой железной дороги вдоль реки Сосьва в обход поселка Старая Сама через деревню Денежкино в направлении приискового поселка Лангур. Все дальнейшие мероприятия по формированию ИвдельЛАГа, лагерных подразделений и строительству на Севере Урала стратегически-важных промышленных предприятий относятся к деятельности его «легендарных» руководителей С.А. Тарасюка и И.И. Долгих.
В дальнейшем (с 5 февраля 1938 года) Алмазов являлся начальником Усольского ИТЛ (Приказ № 020 НКВ СССР), совмещая эту должность с 28 августа 1938 года с должностью начальника Усть-Боровского ИТЛ, силами которого осуществлялось строительство целлюлозо-бумажного комбината (Приказ № 1952 НКВД СССР). В материалах акта приема-сдачи дел нового наркома внутренних дел Берия Л.П., подготовленных 19 декабря 1938 г., указаны имена начальников ИТЛ и строительств, которые вызывали у нового руководства НКВД сомнения. В списке подлежащих замене значился и Алмазов З.А., который был арестован 4 апреля 1939 года. Он был уволен из органов по ст. 38 «Б» 5 октября 1939 года в связи с арестом (Приказ № 1866 НКВД СССР) и Приговором ВК ВС СССР 3 декабря того же года осужден к высшей мере наказания. Расстрелян Алмазов З.А. 28 октября 1940 года в городе Москва. Вместе с Алмазовым в ту же ночь были расстреляны: основатель и руководитель Российской мусульманской коммунистической партии Мирсаид Хайдаргалиевич Султан-Галиев 1892 г.р., старший руководитель кафедры оперативного искусства Военной академии Генштаба РККА комбриг Виктор Николаевич Батенин 1892 г.р., помощник начальника отдела печати НКИД СССР Георгий Николаевич Шмидт 1904 г.р., бывший сотрудник 4-го (Особого) отдела ГУГБ НКВД капитан госбезопасности Григорьев Михаил Васильевич 1896 г.р., бывший начальник УНКВД Оренбургской области капитан госбезопасности Зайцев Николай Семенович 1903 г.р., бывший заместитель начальника УГБ УНКВД Читинской области капитан госбезопасности Крылов Николай Дмитриевич 1899 г.р., бывший начальник УГБ УНКВД Воронежской области капитан госбезопасности Денисов Константин Емельянович 1900 г.р., бывший сотрудник 6-го (Транспортного) отдела 3-го Управления ГТУ НКВД капитан госбезопасности Чернов-Зильберлейб Александр Ефимович 1897 г.р., бывший начальник УГБ УНКВД Горьковской области майор госбезопасности Лаврушин Александр Яковлевич 1900 г.р., бывший заместитель начальника ГУПО (ГУПВО НКВД) и войск ОГПУ корпусной комиссар Рошаль Лев Борисович 1896 г.р. Место захоронения всех расстрелянных — Донской крематорий, «могила невостребованных прахов №1». Реабилитирован З.А. Алмазов был 18 апреля 1957 года. Кто стоял за реабилитацией З.А. Алмазова-Алмазяна широкой публике не известно, хотя он является одной из одиозных фигур руководителей ГУЛАГа и, несомненно, имел непосредственное отношение к несудебным арестам по политическим мотивам заключенных Дальстроя, ВишЛага, БелБалтЛага, ИвдельЛага и УсольЛага, к смерти большого количества заключенных от недоедания, отвратительной организации лагерного быта и непосильных физических нагрузок. Прискорбно, что палачи и их жертвы соседствуют на одних мемориальных обьектах, мартирологах и «книгах памяти». Что представлял из себя З.А. Алмазов как личность – информации тоже ничтожно мало. Известно только, что 11 июня 1937 года, находясь в Москве, в беседе с заместителем наркома лесной промышленности Л.И. Коганом, в открытую «сливал» компромат на своего прежнего начальника и благодетеля Э.П. Берзина, рассказывая «что, называясь членом партии, БЕРЗИН до 1929 г. не имел партбилета. Когда на Вишере пошел слух, что он беспартийный, БЕРЗИН, будто бы выехал в Москву и привез партбилет, в котором он значился членом партии с 1918 г» (Заявление заместителя наркома лесной промышленности Л.И. Когана на имя заместителя наркома внутренних дел В.М. Курского о «подозрительной деятельности» Э.П. Берзина — ЦА ФСБ. Ф.3, Оп.4, Д.97).

После З.А. Алмазяна начальником ИвдельЛага был назначен Беляков Владимир Сергеевич. Сведений о этом человеке крайне мало. Известно, что В.С. Беляков родился в городе Пенза в 1900 году. Он три года обучался в церковно-приходской школе, после чего окончил 3 класса высшей начальной школы. В 1914-1918 годах Владимир Сергеевич проходил обучение в Пензинском реальном училище, после окончания которого в январе 1919 года поступил на работу счетоводом страховой кассы. В мае 1919 года он поступил на службу в РККА, исполняя обязанности старшего инспектора полевой РКИ 27-й стрелковой дивизии, а с августа 1920 года — заместителя начальника полевой РКИ 15-й армии. В 1920 году В.С. Беляков ступил в члены РКП(б). В феврале 1921 года он направлен на службу в ВЧК, на должность секретаря коллегии Пензенской губернской ЧК (с 1922 года — секретаря Пензенского губернского отдела ГПУ). С 1 августа 1928 года был переведен на должность начальника ОАЧ Пензенского губернского отдела ГПУ, а 1 июля 1928 года – на должность начальника АОУ полпредства ОГПУ по Средне-Волжскому краю. С 1 октября 1931 года по июль 1934 года исполнял обязанности начальника общего отдела полпредства ОГПУ по Средне-Волжскому краю (РГАСПИ. Ф.17, Оп.9, Д.2248; Партархив Куйбышевской области. Ф.656, Оп.1, Д.115). Был награжден нагрудным знаком «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (XV)» (Приказ ОГПУ СССР от 08 апреля 1934 года). В дальнейшем проходил службу в должности помощника начальника Управления НКВД Киргизской ССР, получив в 1935 году очередное специальное звание старшего лейтенанта государственной безопасности (Приказ № 866 НКВД СССР от 25 декабря 1935 года). 15 декабря 1936 года В.С. Беляков был освобожден от занимаемой должности с отзывом в распоряжение отдела кадров НКВД СССР. На 2 апреля 1937 года он являлся помощником начальника по отделам, не входящим в УГБ УНКВД Северной области, а 4 сентября 1937 года был назначен на должность начальника Ивдельского ИТЛ (Приказ № 1579 НКВД СССР). Прибыл В.С. Беляков в село Ивдель, как я упоминал в главе «Образование Ивдельлага», еще в августе 1937 года вместе с З.А. Алмазовым и занимался вместе с немногочисленными украинскими чекистами-евреями, сосланными за различные «грехи» в ГУЛАГ, определением месторасположения будущих лагерных отделений, созданием подразделений охраны, размещением прибывающих сотрудников ИТЛ и прочими хозяйственными проблемами. При этом, как оказалось, Владимир Сергеевич не имел больших организаторских способностей, а его помощники вообще плохо понимали сути стоящих перед ними задач. Лес для строительства лагерных бараков заготовить к зиме сумели ничтожно мало, да и его качество оставляло желать лучшего (рубить срубы из сырой древесины и ставить их под крышу – нелепо, но планы требовали принять к декабрю 1937 года около 15 тысяч заключенных). Никто не озаботился продумать конвойные пути от железнодорожных станций (Бокситы и Сама) с пунктами питания и обогрева в условиях приближающихся заморозков и холодов. Не подготовлены были бытовые помещения, необходимые для карантинной обработки (бани и вошебойки), не укомплектованы были и медпункты будущих пересылок и ОЛПов (тем более – не был решен вопрос о постройке лагерных стационаров и не создан запас лекарственных препаратов первой необходимости). Не была завезена зимняя одежда для сотрудников ИТЛ и заключенных. Продовольствие, не обеспеченное централизованными поставками, закупалось у местного населения. Прибывающие на станцию Сама, этапы разгружались и, зачастую, без карантинной санобработки, пешим порядком конвоировались в сторону Ивделя, переходя вброд реку Сосьву и более мелкие ее притоки до самого ледостава. Заключенные размещались в наспех построенных бараках, которые порой не были оборудованы печным отоплением. Не были вырыты колодцы, не успели построить хлебопекарни. В более благоприятных условиях оказывались те, кто заселял бараки, в которых ранее проживали спецпереселенцы: такие места были обжиты и имели необходимые бытовые помещения, включая бани, застекленные окна и, даже иногда — тротуары. Все остальные, ослабленные в тюрьмах и на этапах, были почти наверняка обречены на гибель, виновниками чего являлись как руководство ГУЛАГа, так и В.С. Беляков вместе с начальником АХО Ивдельлага С.М. Циклисом.

17 января 1938 года В.С. Беляков был отстранен от должности начальника Ивдельского ИТЛ и откомандирован в Москву в распоряжение Наркомата лесной промышленности с зачислением в действующий резерв. Известно, что он был награжден Орденом Красного Знамени (Указ Президиума ВС СССР от 19 января 1945 года) и Орденом Ленина (Указ Президиума ВС СССР от 30 апреля 1946 года). В 1946 году В.С. Беляков в звании подполковника государственной безопасности являлся заместителем начальника ОК УНКГБ Горьковской области.

Кроме того, имеются сведения, что 21 января 1938 года был арестован родной брат В.С. Белякова — Беляков Михаил Сергеевич, 1906 г.р., уроженец села Головинщино Головинщинского (Каменского) района Пензенской области, работавший слесарем паровозной службы железнодорожной станции Мурманск и проживавший в городе Мурманск по улице Октябрьская, д. 8/2, кв. 11. Беляков М.С. был осужден 20 февраля 1938 года решением Особой тройки УНКВД по Ленинградской области по ст. 58-10 УК РСФСР на 10 лет ИТЛ.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять − четыре =

Кнопка «Наверх»