Главная » История Североуральска » Золотое Заозерье

Золотое Заозерье

Золотое Заозерье

13 мая 1773 года сенатор и камергер Всеволод Алексеевич Всеволожский за 300 тыс. рублей купил у баронессы М.А. Строгановой часть ее владений в Пермской губернии. Здесь Всеволожский продолжил эксплуатацию Пожевского медеплавильного завода, построенного еще Строгановыми, и начал строительство Елизавето-Пожевского завода.

К приобретенным землям относилась и Заозерская дача за Уральским хребтом, получившая название от Заозерского медного рудника, открытого еще в 1735 году. По некоторым сведениям медная руда с Заозерского рудника доставлялась на Пожевской завод на огромное расстояние: конной дорогой – 87 и реками Вишерой и Камой – 400 верст!

В 1774 году геройски погиб, оказавший сопротивление Пугачеву, пензенский воевода Андрей Алексеевич Всеволожский. Жена и пятеро детей были спасены и доставлены в Москву к Всеволоду Алексеевичу, где проживали под его патронажем.

В 1797 году, после смерти бездетного Всеволода Алексеевича, часть огромного наследства перешла к племяннику Всеволоду Андреевичу. Доставшаяся ему уральская вотчина оказалась в запущенном состоянии и принесла миллион рублей долгов. Он подал прошение на царское имя о покупке уральских имений в казну. Затянувшееся решение вопроса побудило Всеволода Андреевича заняться горнозаводскими делами: реорганизацией управления, переоборудованием в железоделательный Пожевского завода, достройкой Елизавето-Пожевского завода, строительством Марьинского, Майкорского, Александровского и Всеволодо-Вильвенского заводов.

Получая до 1,5 млн. рублей ежегодного дохода, Всеволод Андреевич много расходовал на нововведения и улучшения, покровительствовал изобретателям. В 1799 году им была устроена школа для крепостных, дававшая помимо общего образования навыки чертежно-конструкторской работы и готовившая квалифицированных мастеровых. В 1811-м внедрил коноводные машины на баржах.

С самого начала XIX века Пожевской завод начал конструирование паровых машин. К 1816 году все уральское имение Всеволожского было обеспечено машинами и завод начал их выпуск на продажу. В том же, 1816-м, году В.А. Всеволожский построил два первых русских парохода и сам с семьей по Каме и Волге доплыл на них до Казани. За право построить третий пароход пришлось платить К. Берду, с 1817 года имевшему исключительное право в течение десяти лет использовать паровые суда в России, гигантский откуп – 3 тысячи пудов листового железа! В 1821 году пароход «Всеволод», преодолев 2 тысячи верст по Каме и Волге, прибыл в Рыбинск.

В 1824 году Всеволожский обратил внимание и на Заозерскую дачу. У ее южной границы, переселив сюда крестьян и дворовых из Пожевского и Майкорского заводов и Сивинского имения Оханского уезда, начал разработку медного рудника и строительство медеплавильного завода. По легенде Всеволод Андреевич, поднявшись на гору у строящегося завода, «был поражен открывшейся панорамой изумительной красоты» и воскликнул: «Благодать-то какая! Благодать!». Отсюда и название: Всеволодо-Благодатский завод. Медную руду добывали на Заозерском руднике, оснащенному к 1833 году двумя паровыми машинами. Но из-за бедности месторождения работы на руднике были остановлены, а завод остался недостроенным.

Планы Всеволода Андреевича поменялись и в связи с открытием в 1824 году богатых россыпных месторождений золота.

В роде Сиговых хранится семейное предание о том, как П.Ф. Сигов нашел золото своему помещику на многие миллионы рублей:

«Партия проработала все лето, но не нашла хорошего золота. Шестого августа в праздник Преображения дедушка (Петр Федорович) приказал партии свертываться, чтобы ехать восвояси, а сам, захватив промывальный ковш, пошел побродить вдоль какого-то ключика или ручья, время от времени останавливаясь и делая пробу. Попробовал в одном месте – золотоносные породы; спустился пониже – явные признаки золота; пошел дальше, зачерпывая в ковш и промывая – всюду оказывался золотоносный песок, встречались даже мелкие самородки. И чем дальше шел дедушка, тем богаче было золото. Пробродив вдоль ручья до вечера и окончательно убедившись, что напал на богатые золотые залежи, дед мой тотчас же вновь поставил партию на работы. Дело закипело, и оказалось богатейшее, небывалое золото, но начались заморозки, и работы пришлось остановить. С весны работы возобновились; с заводов Всеволожского высылались на открытые дедушкой прииска все новые и новые партии рабочих. Золото «гребли лопатами» и нашли его на миллионы рублей».

Вряд ли дело было именно так. Только в 1826 году Всеволожский испросил разрешения разрабатывать золотоносные пески на речке Стрелебной в Заозерской даче. Разрешение Министерства финансов было получено в 1827 году, всего в этом году было намыто 3 фунта 8 золотников (1,3 кг) золота. В 1828 году добыли один пуд золота, в следующие годы добыча постепенно возрастала, и с 1831 года добывалось уже 12 пудов золота за сезон.

В 1831 году на реках Шапша и Ивдель открылись Знаменский и Преображенский золотые промыслы. В октябре у впадения Шапши в Ивдель начала строиться теплая промывальная фабрика.

Всеволод Андреевич принудительно переводил в Заозерье мастеровых и крестьян с заводов и деревень Пермской вотчины. Многие «были схвачены в Пожевских заводах внезапно, как преступники, без предварительного приготовления к походу, лишены способов собрать и привести в известность оставшееся свое имущество, заключающееся в вещах, потребных в крестьянском быту, и таким образом пригнаны были в Заозерск». В 1825 году на золотые промыслы был сослан приказчик Никитинского завода Н.О. Беспалов, первый волжский капитан, водивший в 1821 году пароход «Всеволод» до Рыбинска.

С начала 1830-х годов стал применяться вольнонаемный труд. Летом 1832 года приисковая контора послала служителя Я. Змеева в государственные волости Верхотурского уезда для вербовки рабочих, а крестьянин М. Язев набирал работников из «вблизи живущих вишерских крестьян». В том же году на прокладке канала здесь за вольную плату работали крепостные, отпущенные с промыслов на отдых.

В 1824 году Всеволод Андреевич построил во Всеволодо-Благодатском деревянную часовню во имя святого благоверного князя Всеволода. В 1836 году часовня была обращена в церковь.

В 1836 году камергер Всеволод Андреевич Всеволожский умер, оставив сыновьям Александру и Никите огромную недвижимость и… 4,5 миллиона рублей долга.

Долги Всеволожского росли из-за расходов на содержание имений в Смоленской, Владимирской, Нижегородской и Петербургской губерниях, домов в Петербурге, Москве, Нижнем Новгороде, Астрахани. Огромных денег требовало поддержание роскошной жизни семейства, в т.ч. и постоянное проживание в Париже жены Елизаветы Никитичны. (Впрочем, приданое ее, воспитанницы бездетного астраханского губернатора Н.А. Бекетова, состояло из 16 тысяч крестьян и мастеровых, рыбных промыслов с устьями Волги и Терека и 4 миллионов десятин Каспийского моря). Много средств было потрачено и на паровозостроение. В 1829 и 1830 годах были изготовлены две действующих модели безрельсовых паровозов, получивших известность как «паровая коляска Пожевского завода», а в 1832 году на заводе приступили к строительству настоящего ширококолейного паровоза «Пермяк».

Итак, в конце 1830-х годов Александр и Никита Всеволодовичи Всеволожские вступили в «паровозную гонку». В 1829 и 1830 годах были изготовлены две действующих модели безрельсовых паровозов, получивших известность как «паровая коляска Пожевского завода», а в 1832 году на заводе приступили к строительству настоящего ширококолейного паровоза «Пермяк». Уже в 1833 году «паровая коляска» экспонировалась на выставке в Петербурге.

Но в конце этого года механический цех сгорел вместе с недостроенным паровозом и возобновил работу только в 1835 году. Строивший паровоз механик Петр Тет, не выполнив условий контракта, покинул завод вместе с чертежами. Их пришлось составлять заново. Замедлила работу и смерть Всеволода Андреевича Всеволожского в 1836 году.

Тем временем, в 1834 году, пустили в действие свой первый 30-сильный паровоз на линии 854 метра механики Тагильских заводов Ефим, Мирон и Аммос Черепановы. В 1835 году модернизированный паровоз владелец заводов Анатолий Демидов собирался отправить на показ в Москву и Петербург, но отказавшись от этой идеи, приказал в 1836 году перевезти его во Флоренцию, где паровоз эксплуатировался на «Вилле Демидофф» в качестве экскурсионного транспорта. В 1836 году Черепановы приступили к постройке нового 43-сильного паровоза и в 1837 году пустили его в эксплуатацию на 3,5-километровой линии между Меднорудянским рудником и Выйским заводом. В мае этого года паровоз демонстрировали наследнику престола Александру Николаевичу, будущему Императору Александру I. Черепановы в это время работали уже над третьим паровозом. Но изготовлен он не был, вместо этого Демидов распорядился изготовить действующую модель для демонстрации на выставках и ярмарках. В 1839 году готовая модель паровоза была готова и с успехом демонстрировалась на выставке в Петербурге.

Но настоящий триумф на этой выставке достался «Пермяку» Всеволожских. Министр финансов доложил Императору Николаю I: «На заводах гг. Всеволожских построен первый в России паровоз, который одобрен знатоками». Всеволожские ждали заказов и строили планы строительства паровозов и железных дорог. Но заказов не поступило: построенной в 1837 году Царскосельской железной дороге вполне хватало пока ранее закупленных английских локомотивов, а новые линии были в далекой перспективе. «Пермяк» вернулся в Пожву и трудился на двух заводских линиях, общая протяженность которых составляла 64 километра. В 1840 году на Пожевском заводе впервые в мире была выплавлена рельсовая сталь, а с 1843 года – работали рельсопрокатные станы.

Братья Александр и Никита старались увеличить добычу золота. Привлекли к работе на Всеволодоблагодатских золотых промыслах государственных крестьян-коми Вологодской губернии. Так летом 1837 года на промыслы было завербовано 406 рабочих из Усть-Сысольского уезда, а в январе 1838 года 200 крестьян-коми прекратили работу и, разгромив контору промыслов, отправились домой.

В 1840 году был заключен контракт с подрядчиками о найме на полтора года 204 человек государственных крестьян Езерицкого староства Городецкого уезда Витебской губернии «для производства земляных работ» на Всеволодоблагодатских промыслах. Непривычные условия работы, суровый климат и цинга привели к высокой смертности среди белорусов.

В 1841-45 годах братья Всеволожские выпускали собственные деньги: ярлыки, квитанции и расчетные листы 10-, 15-, 25-, 50-копеечного и 1-, 3-, 5-, 10-рублевого достоинства, которые «имели хождение» и в Заозерской даче. Введение денежных суррогатов привело к социальному взрыву: волнению крепостных (из 300 человек, переведенных в 1841 году из Пожевского завода, бежало 202) и жалобе вольнонаемных в Уральское горное правление. Творимое Всеволожскими беззаконие было признано: «С нынешнего года снабжение людей одежными вещами предоставлено крепостному господ Всеволожских крестьянину Кропачеву, который необходимые вещи продает по установленной таксе, а прочие – по произволу. Он имеет в Заозерске лавку; товар обязан отпускать не иначе, как на обмен ярлыков, которые употребляются на промыслах вместо денег… Наличных же денег рабочим людям не выдается уже около трех лет ни одной копейки, которые заменяются у них ярлыками». Обращение незаконных денег было запрещено.

Крепостной Всеволожских Павел Николаевич Кропачев, комиссионер хозяев на Нижегородской ярмарке. Оборот его закупки и поставки товаров в обширное хозяйство Всеволожских составлял 600 тыс. рублей в год. С разрешения владельцев имел собственные торговые лавки в Пожвинском и Александровском заводах, на Всеволодоблагодатских золотых промыслах. В денежную зависимость от него попали и сами Всеволожские, задолжав пронырливому крепостному к 1839 году 52 тысячи рублей, а к 1847-му – 95 тысяч.

Любопытно, что в 1844 году именно Кропачев стал компаньоном Никиты Всеволожского в заводимом им пароходстве, для чего в 1846 году на Никитинском заводе был построен кабестанный пароход.

Растущая разработка драгоценного металла предопределяла все же преуспевание центра Заозерской дачи – селения Всеволодо-Благодатского завода, а построенная в 1836 году здесь церковь дала Всеволодо-Благодатскому статус села.

В 1849 году обширные земельные владения были поделены между Александром Всеволодовичем (Александровский горный округ) и Никитой Всеволодовичем (Никитинский горный округ). Раздел постиг и Заозерскую дачу: Северо-Заозерская отошла к Никитинскому горному округу, Южно-Заозерская – к Александровскому. Всеволодо-Благодатскому была отведена роль центра Южно-Заозерской дачи, Никито-Ивдельскому – Северо-Заозерской.

Ю. ГУНГЕР, старший научный сотрудник Краснотурьинского краеведческого музея.

Поделитесь этой статьей в социальных сетях:

2 комментария

  1. Благодатский Борис Тимофеевич

    Я являюсь потомком Всеволода Андреевича Всеволожского. Знаю об этом с детства.
    , но нам было запрещено об этом говорить — такое было время. Заранее хочу сказать, что ни на что не претендую, мне уже под 80 лет, а родственникам ничего не надо — они это воспринимают как легенду.

    • Это очень интересная информация. А имеются ли какие-то материалы на эту тему, архивные документы и проч.? Не к тому, чтобы проверять, а в целях прикоснуться к своей истории.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован и передан третьим лицам (Политика конфиденциальности). Обязательные для заполнения поля помечены *

*