Вишерские края (2009 год)

Вишерские края (2009 год)

Позади остались сто километров дороги от родного поселка Калья до моста через реку Улс. Шестьдесят шестой горноспасательный газончик, выгрузив нас на берегу, с ревом пополз в сторону перевала из Европы в Азию в обратном направлении. В этом году нас уже не двое, как в 2008-м, а пятеро.

На земле груда – вещей и четыре резиновых лодки. Еще бы, впереди десять дней сплава. Но сплава не обычного, а геолого-краеведческого. Сплав наш начинается на реке Улс, после чего мы планируем спуститься по Вишере до поселка Вая, где нас будет ждать УАЗ для заброски в верховья Вишеры. А с верховьев – обратный водный путь до Ваи и далее до города Красновишерска. Планам нашим суждено было сбыться лишь отчасти… Но об этом потом.

Вид на хребет Чувальский с Вишеры

Вид на хребет Чувальский с Вишеры

Первую десятку километров проходим без затруднений. Впрочем, и впечатлений особых нет – река узка, мелка и малоинтересна. Но вот впереди обозначился завал, о котором мы были наслышаны, но верили в его существование неохотно. Что ж, причаливаем. На бревнах завала там и сям, как куры на насесте, сидят наши североуральские рыбачки, есть среди них и знакомые лица. Количество пойманных хариусов значительно меньше количества рыбаков. Посему дядьки сидят хмурые, неразговорчивые.

РыбалкаМы быстро обносим лодки, завал задерживает нас не более получаса. Но стоило только стать на воду, как налетает черная туча и начинает увлажнять нас вместе со всей нашей амуницией. На этот случай мы заранее запаслись огромной полиэтиленовой пленкой, которая здесь и пригодилась в первый раз. Однако же не в последний. Дождь затягивается, и мы засыпаем, лежа в своих лодках, вытащенных на галечную косу.

Фактическая скорость передвижения оказывается гораздо ниже запланированной, потому приходится нажимать на весла до двенадцати ночи. Плыть ночью холодно и темно, туман обволакивает нас пронзительной сыростью, но опаздывать нельзя.

На следующий день к обеду достигли устья Кутима. Каждые три – пять километров встречаем обитаемые туристами поляны. Ничего себе, дикий край! Такой плотности населения мы не ждали. Изредка встречаются группы по 20-30 человек на катамаранах.

От устья Кутима до заимки и развалин завода не более трех-четырех километров. Нельзя упустить возможность лишний раз заглянуть на Кутим. Несмотря на цейтнот, решаем налегке совершить марш-бросок. Посещение Кутима в этом году отличается от прошлогоднего прекрасной погодой. Пейзажи предстают в более жизнерадостном свете. Однако новые обитатели кутимской заимки – молодая семейная пара – нам рады не очень. Геннадий – наш прошлогодний знакомый, покинул таежные края и подался в свой родной поселок. Новые хозяева наливают нам холодного квасу, расспрашивают. Появляется теща владельца лесного дома. Знакомимся и с удивлением узнаем, что пожилая (за 70 лет) женщина пришла сюда пешком от Покровской дороги (около 35 километров):

— А прошлый год дык с ребятишками шли. Глядь, а за поворотом мишка стоит, на нас смотрит! А детки-то вперед бегут. Уж я их и так и сяк, и уговорами и разговорами, с песнями, но в сторону отвела. Обошли медведя сбоку, они и не поняли.

Посмеялись, вспомнив, как в прошлом году медведь катал по ночам бочки возле дома.

— А на карьер-то вы не ходите! Тут лицензия нужна. Ничего нельзя трогать без лицензии. А то тюрьма.

Мы киваем головами в знак согласия, прощаемся и идем на карьер. Значит, есть у местных обитателей интерес в старом карьере. Какой? Скорее всего, кристаллы горного хрусталя, изредка достигающие здесь очень серьезных размеров.

Время пребывания нашего на Кутиме не превысило трех часов. Нет смысла описывать здесь историю, минералогию и геологию месторождения. Кому интересно, прочтет отчет по нашему прошлогоднему путешествию.

Вторую часть дня посвящаем сплаву. Улс становится полноводнее, в среднем течении появляются высокие скалистые берега, серьезные перекаты с нагромождением «чемоданов». Брызги воды окатывают лодки и нас, утлые наши суда бросает от камня к камню. На одном из таких перекатов встречаем первый рыбацкий мотор: до Золотанки осталось 16 километров.

К деревне подходим глубокой ночью, пытаемся причалить, и делаем это зря. С ближайшего луга в ответ на наши голоса слышны пьяные окрики и ружейная пальба. Плывем к дальнему берегу и встаем на ночлег. Золотанка «гудит», молодняк пьет на противоположном берегу, куражится, кто-то лезет в ледяную воду, пытается насветить на нас. Пьяные окрики, причем чаще женские, призывают на тот берег. Что ж, извечная проблема умирающих деревень – отсутствие дееспособных особей мужского полу. Вспомнился сплав по Сосьве в 2006 году, когда две поселенки с Денежкино, принесшие нам молока и хлеба «от хозяина», точнее, от его жены, в качестве благодарности потянули нас на сеновал. Мы предложили заменить сеновал стаканом чистого спирта, на что они с нескрываемой радостью и некоторым недоумением согласились. Долго не могли понять, почему нельзя совместить спирт с сеновалом. Потом еще в течение получаса слышались их прощальные крики с мольбами «забрать их из этой дыры».

На всякий случай готовим топор и ножи. Однако ночь пролетает быстро, к утру гульба стихает. После завтрака, отдав пацанам указание готовиться к отплытию, плыву налегке в Золотанку. Поселение ничем не отличается от десятков тысяч подобных деревень по нашей стране. Серость, убогость быта, никакого благоустройства. Лесовозы, трелевочники… Пьянство… Может,  где-то Россия и возрождается, посмотреть бы где…

УлсК обеду достигаем устья Улса, где на живописном склоне красавицы Вишеры некогда располагалось богатое село Усть-Улс. От него до поселка Кутим в царские времена была проложена конно-железная дорога длиной 35 верст. И жили люди в тайге, и все было выгодно и прибыльно, и дороги строились и месторождения разрабатывали у черта на куличках, и театр на Кутиме был, и певичка из Австрии пела.

Усть-УлсНе задерживаясь, подхваченные сильными водами Вишеры, уходим в протоку, оставляя позади острова и стоящие на том берегу пьяные «Хаммеры» и «Крузеры», рассматривающие нас в оптические прицелы своих винторезов. Неприятно  «смотреть в стволы».

Вот и Вая – поселок рыбаков и лесозаготовителей. Наверное, излишне говорить, что в каждом из здешних поселочков раньше стояли зоны. Еще раз упомяну, что в здешних краях отбывал свое наказание и известный писатель Варлам Шаламов. Если кому-либо интересна эта тема, то можно без труда отыскать серию рассказов о его пребывании в Вишерском отделении СЛОНа. Но не будем отвлекаться от нашей сюжетной линии.

УАЗ-буханка, прыгая с ухаба на ухаб, перескакивая с бревна на бревно, страшно медленно приближает нас к верховьям Вишеры и границе Вишерского заповедника. Но вот мы уже и на берегу. Урочище 71-й квартал – крайняя северная точка нашего путешествия. И здесь пьяные рожи на джипах…

Не вдаваясь в полемику с пьяной компанией, скидываем вещи в лодки и как можно быстрее отчаливаем. Самое интересное впереди, немного ниже по течению. Вот и острова Железорудные. Стоп. Здесь нам предстоит провести ближайшие дни в поисках старинных месторождений и сбору образцов на них. Как назло, хорошее место для стоянки занято. Но, разглядев незлобные лица отдыхающих, причаливаем к их поляне.

Знакомимся. Наши соседи из Березников, один из них главный инженер рудоуправления, другой – бывший. Свои люди… Общий язык найдем.

Вот тут-то и поджидал нас главный неприятный сюрприз. Большая часть вины, конечно, на мне. Это я не проконтролировал сборы на Золотанке, не распределил вещи по лодкам, доверив все пацанам. Пропали: одна из двух палаток, топор, мои кроссовки, пакет с овощами. Вот это да-а! Благо огромная полиэтиленовая пленка лежит на берегу. Что ж, я-то знаю выход из положения – застенник. На просьбу пацанов поставить его, отвечаю категорическим отказом. Лучший способ научиться – сделать его самим. Объяснив все хитрости строительства, ставлю палатку и преспокойно ложусь спать. С утра с удовлетворением вижу мирно сопящие в застеннике рожи. Тепло, сухо и не душно. Рядом лежит подаренный соседями острющий топор. Спасибо, мужики!

ПривалПойманные вчера хариусы до сих пор откликаются сытостью в наших животах. Слегка позавтракав, собираю команду для восхождения на Чувальский камень и поиска одноименных месторождений железной руды. Согласны идти лишь Алексей и Кирилл. Быстро находим «французкую тропу», некогда бывшую дорогой, по которой концессионеры вывозили железную руду к пристани на берег Вишеры, сплавляя оттуда до Велсовского завода. Тропа эта в неплохом состоянии, идется по ней легко, хотя и в гору.

На краю тропы валяется какой-то старый механизм, напоминающий редуктор. Далее выходим на поляну, где в сталинские времена располагались лагерные бараки поселения «Нижний Чувал». Что это за странный гул? Вертолет? И вдруг на поляну, как черт из табакерки, выскакивает квадроцикл с двумя седоками. Ребята из пермского клуба внедорожников поднимаются прямо на Чувальский хребет. Экстремалы…

Пешком нам это удается гораздо быстрее. Вот мы уже и на продуваемом всеми ветрами Чувале, на высоте 912 метров. Внизу лентой извивается голубая вода Вишеры, теряясь где-то в пологих отрогах на юге. На севере же ее воды стережет зубастая стена горы Курыксар. Стараемся на западе найти родной Денежкин Камень, кажущийся из этих далей небольшой возвышенностью в колышущемся летнем мареве.

Странное чувство овладевает человеком, стоящим на пике горной вершины. Забываются все тяготы пути, лесной жизни, отходят куда-то все боли и болячки. Появляется ощущение безграничной свободы, чувство полета и сопричастности к чему-то огромному, даже космическому. Душа наша сбрасывает с себя шелуху накопившейся повседневности, раздражения, злобы… Что это? Самовнушение? Возвращение к истокам? Нам, в общем-то, это безразлично. Несмотря на пронизывающий и сшибающий с ног ветер, мы добрых два часа торчим на 912-ой отметке. Кругом нас раскинулись чернично-голубичные поля. Внизу в этом годуягод нет вообще, а здесь мы полакомились на славу. Спускаемся напрямую к тропе и избе на верхней площадке.

ПлатоНа Нижнем Чувале, оставив пацанов на поляне, я углубляюсь в лес в поисках разработок железной руды. Увиденное впечатляет: кто бывал в районе самоцветной деревни Южаково, поймет, о чем идет речь. Такое впечатление, что здесь происходили масштабные военные действия с применением мощной артиллерии. На сотни метров в радиусе все изрыто. Причем ямины достигают глубины в несколько метров.

По описанию, здесь заложено несколько довольно глубоких шахтных стволов. Прокопано множество разведочных канав, приповерхностных разведочных выработок, в одну из которых я чуть было не провалился, когда неожиданно под ногами крепление ее лопнуло и часть земной поверхности оказалась обрушенной.

От греха подалее быстро покидаю это гиблое место и выхожу на поляну. Чувальское месторождение, как Нижнее, так и Верхнее, находящееся в нескольких километрах севернее, представляют собой месторождения магнетита в кварцитах, напоминающие месторождения Кривого Рога. Здесь также обнаружены и руды марганца. Но сколь-нибудь эффектных коллекционных образцов найти здесь не удалось. Были отобраны лишь магнетитовые и лимонитовые окисленные руды для нашего музея.

На следующий день планируем поиск другой точки – месторождения рудного золота «Чувальская жила», ставшего, в общем-то, главной целью нашего путешествия. Почему? Прочтите его описание, и Вы ответите на этот вопрос.

Проявление Чувальская жила локализовано в западном крыле мегантиклинория среди глинисто-карбонатных сланцев силура. Низкая степень метаморфизма и отсутствие ореола измененных пород свидетельствуют о значительном удалении оруденения от его источника. Западное падение кварцевой жилы  отражает ее формирование на фоне надвиговых с востока движений. Для нее характерен относительно простой состав первичных минералов (кварц, кальцит, блеклая руда, клейофан, галенит, пирит, золото), которые образуют неправильные выделения мелкого размера.

При более поздних тектонических (левосдвиговых) подвижках ранние минералы катаклазируются, и возникает новый парагенезис золота. Его состав смещается в высокопробную область, а размер достигает 2 миллиметров. Золото часто представлено кристаллами и нередко образует срастания с сульфидами  в гнездах горного хрусталя. Изредка отмечаются проволочные выделения серебра.

Но вот уже обследован весь противоположный берег на протяжении двух километров, а результат нулевой. Сложность рельефа, сильная задернованность, трудная проходимость, наличие множества кварц-кальцитовых блоков в русле реки и мелких жил такого состава сделали эту задачу невыполнимой для нас в короткий промежуток времени. Найденные разведочные выработки, фундамент строения говорят о том, что мы находимся в нужном районе. Предпринимаем еще одну безуспешную попытку. После длительного совещания, расстроенные и хмурые, отчаливаем от «французкой пристани», древние бревна которой до сей поры торчат в берегу и в воде.

Дальнейший наш сплав до поселка Велс ничем примечательным не отличался, разве что, красотой береговых скал и речных островов.

А вот на описании велсовских красот остановимся подробнее. Поселок Велс расположен на пологом левом берегу Вишеры при ее слиянии с рекой Велс. Трудно найти по всему нашему маршруту более живописное место. Известковые скалы-останцы на левом берегу, сразу за которыми раскинулся живописный поселок, междуречье Вишеры и Велса с лугами и полями, темная тайга по контуру этих полей.

МеждуречьеВся эта красотища соседствует все с той же беспросветной таежной жизнью местного населения, серостью деревянных домов, нищетой и пьянством. Местная молодежь, да и старики пьют прямо на берегу напротив автостоянки для приезжих. Тут и там слышны предложения о продаже хариуса по 250 рубликов за килограмм или по 50 за штучку. Здесь мы и знакомимся с известным охотником Кодоловым, колоритным бородатым мужиком. Он знает всю тайгу в округе, знает множество наших североуральских охотников, выстроил за свою жизнь множество таежных изб. Сейчас уже поостыл, стал староват. Не стал я отказываться от налитой кружки водки…

Непонятно откуда к нам прибился пацаненок лет семи, знающий окрест все и вся. Получив в подарок шоколадку, он повел нас по местным достопримечательностям, главной из которых, является Велсовская или, да Вы уже и сами угадали ее второе название – «французская» пещера. Но по дороге к пещере мы обследуем еще несколько интересных мест. Первое – это место, где ранее находился Велсовский завод, принадлежавший тому же обществу, что и Кутимский. На пристани и заводском пустыре можно обнаружить красивый металлургический шлак различных цветов, древесный уголь и множество железных блях и «самородков».

Иногда удается увидеть агрегаты шлака, угля и железа, сплавленные в единые куски. Выглядят интересно. Поодаль разбросаны остатки гематитовой руды, такой же, как на Кутиме, куски кварца и даже мелкие кристаллики горного хрусталя. Видимо, в этих краях находится месторождение, подобное Кутимскому. Руду сюда сплавляли с Юбрышки, Верхнего и Нижнего Чувала. Наверное, доставлялись руды и с Шудьи. На Юбрышке, по словам местных жителей, в камне вырублены тысячи ступеней на тропе, ведущей в гору.

РудаВторая достопримечательность – развалины зоновских бараков. Зона не была старой постройки, но в начале 90-х ее развалили. До сей поры сохранилось здание изолятора с опрокидными нарами. Мы поспешили дальше. Неподалеку от берега выкопана печь для отжига извести.

ПечьМежду берегом и развалинами зоны и располаается знаменитая пещера. Во времена компании к ней была подведена конная железная дорога, в пещере хранили провиант для рудников и завода. В передней части пещеры мы обнаружили довольно просторный грот с множеством тупиковых ответвлений. Лишь вправо (вверх по течению Вишеры) протянулся довольно длинный ход. Рискнув пройти по этому ходу метров 70-80 со слабым светом единственного нашего фонаря, я оказался в той части пещеры, где расположен нетающий ледник. Местные рассказывали, что, если пройти еще, то пещера закончится узким лазом, выходящим на реку прямо из середки скалы. Некоторые удальцы, по их словам, даже вываливались из этого лаза аккурат в реку.

В пещере мы делаем для себя небольшое геологическое открытие: стенки кое-где покрыты натеками, образующими ониксы. Отобрав несколько образцов, найдя монету в 2 копейки 1959 года, вылезаем из пещерной стужи под палящие солнечные лучи. Большая просьба к тем, кто придет сюда после нас: не крушите стены в поисках оникса и не бросайте мусор в пещере и окрест нее!

С Велса мы отзвонились своим родным, сообщив, что все у нас хорошо.

На следующий день мы во второй раз, но уже с другой стороны достигли Усть-Улса. Обследовали место поселения, но интересных предметов быта найти не удалось. Отыскали лишь железнодорожный костыль, подкову и гвоздь.

До Золотанки, где на глухом берегу гнили наши утерянные вещи, отсюда было не более десяти километров. Однако, все участники похода уже устали и желающих совершить вылазку не нашлось. Решили по приезду домой купить новую палатку вскладчину.

Сплыли до Ваи. Здесь на берегу лежит брошенный паром, служащий местному населению подобием кабака. Сейчас построены новые мосты возле Ваи и Золотанки. По ним Вишерский лес утекает в направлении Соликамска, не принося местным жителям практически ничего, кроме скудной получки и изгаженного леса.

По берегам стоят группы туристов в таком количестве, что и причалить негде. Кругом бани, сложенные из кварцитовых окатышей. Их принимают, поливая водой нагретые валуны и сидя под полиэтиленовой пленкой.

На следующий день ветер развернулся и начал гнать лодки в обратную сторону. Прошли не более 20 километров. Принимаем решение закончить сплав и выйти на дорогу в месте ее максимального сближения с рекой. До Красновишерска нам не доплыть и за неделю.

Пакуем вещи, моемся с мылом в прохладной речной воде и располагаемся на ночлег. Стали палаткой прямо на дорожке, ведущей к реке. Но тут сработал пресловутый закон подлости. Благо навалили перед палаткой все свои шмотки. Не спалось, было тесно и тревожно. Решил выставить дозорного и менять каждый час, чтоб не уснул. Глубокой ночью на нашу дорожку залетела семерка с выключенными фарами и пьяными рыбаками. Спасло нас то, что перед палаткой горел костер, лежали бревна и рюкзаки.

Через час остановили УАЗ с  егерями Вишерского заповедника, которые великодушно подвезли нас до Красновишерска за 1 тысяч рублей по пути. Такой езды вовек не забыть: УАЗ по страшной разбитой дороге летел так, будто это прекрасное шоссе. По утреннему Красновишерску мы пролетели со скоростью легкомоторного самолета, потому ничего рассмотреть и не успели. Но алмазную драгу, плавающую в своей грязи, видели довольно хорошо, несмотря на рассветные сумерки. Впечатлил также заезд алмазодобытчиков «Уралалмаза» на  утреннюю смену. Мы насчитали тринадцать  вахтовых грузовиков и автобусов, которые пронеслись нам на встречу, не сбавляя скорости.

В Красновишерске мы очень быстро договорились с водителем Газели о доставке нас в Соликамск. Оттуда на Форде добрались до Чусового. От Чусового на электричке до Теплой Горы, где пришлось ночевать на вокзале и наблюдать все то же беспробудное молодежное пьянство. Из Теплой Горы электричкой добрались до Тагила, оттуда автобусом до Серова. Из Серова на такси до Североуральска. Короче говоря, на перекладных умотались порядком. Но впечатлений хватило на год вперед. И все же наши Сосьва с Лозьвой ничуть не уступают Вишере в красоте, значительно уступая по количеству туристов и рыбаков.

Поделитесь этой статьей в социальных сетях:

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован и передан третьим лицам (Политика конфиденциальности). Обязательные для заполнения поля помечены *

*